ymnik - информационный портал
карта сайта | администрация |



Расписание транспорта
Адреса и телефоны
Флаги государств мира
Схемы метро городов мира
Индексы
Прогноз погоды
Выставки
Коды
Документы
Плаха
Евангельские эпизоды Плаха
РЕЦЕНЗИЯ НА РОМАН Ч. Т. АЙТМАТОВА ПЛАХА вариант 1
РЕЦЕНЗИЯ НА РОМАН Ч. Т. АЙТМАТОВА ПЛАХА вариант 2 МАРГАРИТА
РЕЦЕНЗИЯ НА РОМАН Ч. Т. АЙТМАТОВА ПЛАХА вариант 3 МАРГАРИТА
РЕЦЕНЗИЯ НА РОМАН Ч. Т. АЙТМАТОВА ПЛАХА вариант 4
Роман Ч. Айтматова Плаха
Мое любимое прозаическое произведение
Мое любимое произведение в современной литературе
Проблемы современного общества в романе Ч. Айтматова Плаха
Проблемы экологии в современной литературе (по роману Ч. Айтматова Плаха
Протест против наркомании в романе Ч. Айтматова Плаха
Протест против наркомании в романе Ч. Айтматова Плаха
Протест против наркомании в романе Ч. Айтматова Плаха
Размышления над прочитанной книгой. Ч. Т. Айтматов. Плаха
Рецензия на роман Ч. Т. Айтматова Плаха
Рецензия на роман Ч. Т. Айтматова Плаха
Рецензия на роман Ч. Т. Айтматова Плаха
Роман Плаха
Человека ведут на плаху...
Чингиз Айтматов роман Плаха
Разное
Гербы городов
Эмблемы
Анекдоты
Тосты
Мифология
Афоризмы
Законы



Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее,
чтобы оно объяснило нам наше настоящее
и намекнуло о нашем будущем.
В. Белинский

Роман “Плаха” — один из интереснейших в творчестве замечательного современного писателя Чингиза Торекуловича Айтматова. “Плаха” продолжает традиции литературы: гуманизации, очеловечивания образа Христа, у истоков которой стоят художники и мыслители Возрождения и которая замыкается “Мастером и Маргаритой” М. Булгакова.
Смерть главного героя Авдия — не жертвоприношение, а самопожертвование. Его цель — спасать, и он — спасает. И если последними мыслями Бостона, другого действующего лица, являются размышления о конце света, то предсмертные слова Авдия — о “спасении душ людских”, вопреки “сомкнутости добра со злом”. О том, чтобы плыл корабль человечества “при навсегда зачехленных стволах орудий из океана в океан”. Выходит, Авдий вовсе не является носителем трагического безысходного видения мира? Однако сам писатель называл его “трагической личностью, наделяя жизнеощущением особого рода, для которого “события минувшего так же близки, как сиюминутная действительность”. А тот, кто переживает былое, как свое кровное, свою судьбу, тот, по убеждению автора “Плахи”, мученик, “трагическая личность”, ибо переживая, ничего не может изменить, лишь приносит себя в жертву.
Образ Авдия троичен: автор — Авдий — назарянин. Время и Вечность — одна из центральных антитез романа, потому-то и понадобился персонаж, наделенный не просто даром провидения, но как бы говорящий от имени Вечности. Более того, на протяжении столетий имя Христа было своего рода гарантией спасения человечества в час, когда Время и Вечность сомкнутся. Тем безысходнее то грядущее, которое прозревает Иисус у Айтматова накануне ареста в Гефсиманском саду — грядущее без будущего для человечества. Трагедия Иисуса у Айтматова — как бы перевернутая трагедия Авдия, вчерашнего семинариста, страдающего, переживающего наяву прошлое. Иисус мучается тем, что не в силах отвратить грядущее, которое люди уготовили себе сами. И перед назарянином встает вопрос: остаться ли с людьми или отречься от них, признать, что человек — зверь, одержимый маниакальной жаждой власти, зверь, которого никто и ничто не может изменить?
Весь роман “Плаха” — попытка найти ответ на этот вопрос. Попытка обрести надежду, познать природу добра, силу идей человеколюбия, отброшенную на обочину теми, кто готов воздвигнуть храмы, в коих будут поклоняться пушкам и генералам. Познать силу человеческого разума (явно вопреки религиозному канону, Айтматов делает даже Христа носителем просветительских воззрений). И вот здесь-то выявляется еще одна коллизия айтматовского мировидения. Его героя постоянно (вслед за автором) твердящие, что люди — единственно разумные существа во Вселенной, что разум и память — вот что отделяет человека от животного, герои, стремящиеся подчинить свою жизнь “велению разума”, в критические моменты, перед лицом смерти и безусловно неискоренимого зла, ведут себя как безумцы, как одержимые, исступленно. И не только “чокнутый Авдий”, но и Бостон и Иисус.
Поэтому роман “Плаха” написан Айтматовым в опровержение собственного просветительства, веры в то, что одно лишь разумное увещевание способно искоренить зло. В конечном счете исход диспутов и споров, словесных стычек, которые происходят между героями романа, являются не словесной дуэлью, а выбором, который делает герой, зачастую вопреки очевидности, движимый не разумом, а любовью: к распятому учителю, к погибшему сынишке, к женщине, к людям, в которых “так трудно рождается... человеческое”.
Смыкаются и смыкаются круги, но человек прорывается сквозь них: в музыке, в творчестве, в любви. Прорывается в “вековечной жажде утвердить себя, облегчить свою участь, найти точку опоры в необозримых пространствах Вселенной, трагически уповая, что существуют помимо него еще какие-то небесные силы, которые помогут ему в этом”, и трагически осознавая, что такие надежды— “грандиозное заблуждение”, что все зависит от него самого.
Роман “Плаха”, напечатанный в 1986 году, на протяжении многих лет вызывает жаркую полемику. У него много сторонников и противников, только равнодушных нет, и это главное.
  • Версия для печати



  • Rambler's Top100